- Я люблю его. Люблю. Так, что мое сердце бьется только в его присутствии, что, куда бы я ни шла, мои глаза видят только его! Я живу только для того, чтобы быть рядом с ним. Без него меня нет – я его тень, его дыханье, его слезы, смех… Я – это он. Я смеюсь, когда он смеется, я рыдаю, когда ему грустно, я в смятении, когда он растерян. Я вся наполнена только им, во мне не осталось места ни для чего более. Скажи он – прыгни со скалы, и я прыгну. Его стремления и желания – это мои. Исчезни он и я умру. Как можно жить без себя? Нельзя жить с молчащим сердцем, без дыхания, без эмоций, без него!
Мне говорят «переживешь»… Они не знают любви! Если тебя больше нет, то жить некому, такое нельзя пережить. Как можно привыкнуть тени, что ее никто не отбрасывает? Она же сразу исчезнет под лучами солнца, растает, словно дымка, стремясь уйти вслед за своей половинкой. Хотя нет, он не моя половинка, это я – его, вся, до последней мысли, до последнего вздоха, до последнего взгляда. Я сама, добровольно, отдала себя ему безвозвратно.
Пришлось натянуть шапку еще сильнее на уши и старательно вчитаться в строки летописи – соседка по комнате разучивала монолог к спектаклю. Впрочем, она всегда что-то читала, пела, танцевала, словом, оттачивала навыки, надеясь сдать все экзамены на отлично и пробиться на столичную сцену. Здесь, в Университете Изящных Искусств, сокращенно УИИ, не было места ограниченным людям, не имеющим перед собой цели покорить мир. Хотя я как-то умудрилась прижиться и почти закончить свое обучение, оставалось-то всего ничего – дипломная работа и все, я свободна. Слава музам, мне не придется для сдачи экзаменов выходить на сцену, привлекать к себе особое внимание или еще что-то в этом роде – я получаю звание Библиотекарь, что гарантирует вид на жительство в городе, стабильный заработок и тихую работу с многовековыми фолиантами.
В УИИ вообще не так много факультетов, хотя конкурс на них стабильно высокий – иногда и по 15 человек на место, и это я говорю про платные вакансии, о поступивших на государственное обеспечение можно смело говорить, что они гении и, в будущем, прославят нас. Первым по списку идет сценический факультет – готовит актеров, героев комедии и трагедии, людей, разговаривая с которыми, никогда не знаешь, что будет дальше – все они, по моему твердому убеждению, психи со странной логикой. Второй факультет – музыкальный, из него выпускаются музыканты, певцы и танцоры, которые даже говорить не могут – только поют, так что общаться с ними затруднительно. Третий – творческий факультет – там вас научат слагать поэмы, песни, создавать пьесы и писать легенды. Очень интересно, я даже взяла там факультатив, хотя таланта и нет, но мне нравилось сама атмосфера – едва ли не единственное место, где люди видят глубже и шире. И, наконец, мой факультет – библиотечный, где нас готовят к бесконечным стеллажам, пыльным фолиантам, древним энциклопедиям и тишине в залах.
Я поморщилась, когда особо патетическое восклицание о потерянной любви достигло моих ушей, и решительно встала с кровати – здесь покоя мне не будет, так что пойду в сад, на свежий воздух, там сейчас не должно быть шумно – у младших курсов занятия, а старшие сами углублены в подготовку к экзаменам.
Привычная мне тишина солнечного дня, сегодня была нарушена всеобщим ажиотажем в преддверии экзаменов: в коридорах студенты стояли, сидели, ходили, повторяя монологи, ноты, движения, даты – идет сессия.
Поняв, что и здесь мне не позволят сосредоточиться, я решительно направилась в единственное место, где людей будет немного в эту суматошную пору – на кладбище. Там была мною любимая могила на самом краю, утопающая в кустах жасмина, на которую уже давно никто не приходит. Надгробие украшает статуя ангела, крыльями укрывающая последний приют какого-то при жизни богатого лорда, чье имя за давностью лет почти стерлось с каменной плиты. Одно из преимуществ именно этой могилы был мох, покрывающий ее, на котором можно было удобно устроиться в тени крылатой статуи, что я часто и проделывала…
Только когда света стало слишком мало для чтения, я двинулась к выходу. И увидела, что ворота кладбища закрыты. Для меня это не стало неприятной неожиданностью, так как я довольно часто засиживалась допоздна, что и позволило мне завести знакомство с местным сторожем, который всегда был рад прийти мне на помощь. На мое счастье, он еще не двинулся на обход, и в окошке его домика горел свет. На мой стук дверь открыл пожилой мужчина с седыми, но еще пышными, кудрями и лукавой улыбкой на морщинистом лице.
- А, Варя, проходи-проходи, девочка. Опять засиделась за книжкой? – посторонился, пропуская меня внутрь сторож.
- Да, дядюшка Род, - улыбнулась я, устраиваясь на шатком стуле, - у вас здесь тихо, никто не мешает.
Сторож недовольно цыкнул языком, мол, опасно одной в темноте возвращаться, но остаться на ночь я не могла – завтра с утра у меня экзамен и явиться на него требовалось при полном параде, а не в мятой и испачканной кладбищенской землей ученической робе – я же не некромантию сдавать собираюсь. Так что, выпив горячего чаю, я не стала задерживаться, и поспешила в университет, радуясь, что хорошие отношения у меня и с нашим университетский сторожем.
Успешно преодолев все преграды в виде коменданта нашего общежития, строжайшей Викалии Орегоновны, особы строгих правил, но обладательницы крайне доброго сердца, я тихонько вошла в комнату, стараясь не разбудить свою соседку. Как оказалось, можно было и не красться – Айнул дома не ночевала. Впрочем, такое с ней часто случалось, так что волноваться я не стала, и со спокойной совестью упала спать не раздеваясь.
Ненавистный будильник разбудил меня затемно, так что выспаться я не успела. Мельком отметив, что моя соседка так и не пришла, я с руганью вывалила все из шкафа в поисках парадной формы, которую, слава богам, надевали крайне редко. К моей радости, с последнего использования она не испачкалась и не успела помяться (хвала плечикам!), так что в зеркале отразилась относительно достойно выглядящая студентка, не позорящая честь своего факультета. Подхватив сумку с тетрадями, я вылетела в коридор, вливаясь в реку спешащих на экзамены студиоузов.
На мое счастье, я попала в первую пятерку сдающих, так что долго маяться под дверью аудитории мне не пришлось. Комиссия, еще не уставшая от наших односложных ответов, благосклонно отнеслась к первой волне и дополнительными вопросами не заваливала (учитывая, что мы все довольно плотно общались на подготовительных занятиях), так что отмучались мы быстро. Радостно передав эстафету следующим страждущим, я направилась к себе, чтобы снять эти парадные тряпки и пойти позавтракать чем-нибудь съедобным в студенческой столовой (вопреки сложившимся традициям, наш повар готовить умел и любил). Привычно перешагнув гору моей одежды, я кинула на разобранную постель свою сумку и, захватив лекции по завтрашнему экзамену, спустилась в столовую общежития. Однако поесть мне не дали: стоило мне сесть за столик с подносом, как по обеим сторонам от меня опустилась парочка ребят со сценического факультета.
- Где Нули? – Напрямую спросил севший справа брюнет, - Она сегодня не пришла на репетицию.
Я озадаченно скосила на него глаза: «Я ее со вчерашнего дня не видела, она вообще не ночевала дома». В ответ на это, оба парня нахмурились, однако вставать из-за стола и не думали.
- Она тебе что-нибудь говорила? Может, у нее появился новый поклонник? – предположил шатен слева.
- Мы не настолько близкие подруги, чтобы она мне отчитывалась, однако за последние дни новых букетов не появлялось, - вспоминая события последней недели, я покачала головой, отметая хоть и логичную, но неподтвержденную версию. Интересно, что же могло отвлечь начинающую актрису от выпускной постановки?
Ребята извинились и ушли, оставив меня в легком недоумении, так как обычно сценический факультет без необходимости с библиотекарями предпочитал не связываться. Но, с другой стороны, их беспокойство было понятным – насколько мне было известно, Айнули играла главную женскую роль, и без нее было затруднительно проводить репетиции.
В течение следующей недели, меня более ничто не отвлекало от экзаменов, я только и успевала в перерыве между экзаменами замечать, что моя соседка так и не вернулась. Не скажу, что это меня не беспокоило, ведь, в конце концов, мы делили на двоих одну комнату на протяжении 7 лет, однако на доске объявлений не появилось ни приказа об отчислении, ни сообщения о розыске. Так что я оставила этот вопрос на откуп вышестоящим лицам, сосредоточившись на составлении отчетности и подготовке выпускных документов.


Свежий весенний ветер перелистнул страницы лекционной тетради, лежащей на столе, и зашуршал сухими веточками гербария в вазе. Мне же хотелось остаться вот так вечно: смотреть на шпиль часовой башни в окно, слушать голоса в коридоре университета и обнимать слегка замершими пальцами чашку горячего чая. Мой последний день в этой комнате, завтра я получу заслуженный диплом и заключу договор с запросившей новичка организацией. Завтра великий день для всех студентов нашего УИИ… Для всех, кроме Айнули – она так и не появилась. Сведений о ней не поступало, однако отчислять ее не стали, оставив на второй год. Ее вещи Викалия Орегоновна аккуратно собрала и, запечатав в пакете, отнесла на склад, объяснив все это тем, что у девушки дома срочно потребовалось ее присутствие, и она никак не смогла остаться на экзамены. Что ж, учитывая, что семья Айнули жила близко к границам с Лесом, это оправдывало ее отсутствие – если могла появиться возможность похвастаться дочерью перед послами дивных, ее не следовало упускать. Мое же будущее было определено – я отправлялась на отработку в один из небольших торговых городов на востоке страны, Дамир, в библиотеку гильдии торговцев.
Церемония вручения дипломов прошла напыщенно и обыденно, профессора с чувством зачитали какими хорошими студентами мы были (больше всех этому объявлению удивились сами студенты), как они будут по всем нам скучать и etcetera… Традиционно подбросив свои ученические колпаки в воздух, знаменуя смену статуса, мы разошлись по компаниям праздновать. Вернее, большинство разошлись, а я тихонько просочилась к себе, чтобы отдохнуть перед дорогой. За годы обучения я не завела много друзей, а с теми, кто таковыми являлся, распрощалась еще с утра, так как все мы были из разных городов и вряд ли увидимся еще хотя бы раз.
Стоило мне с отвращением стянуть порядком надоевшую за последние дни парадную мантию, как сработал закон подлости – в дверь ввалились двое смутно знакомых личностей.
- Айвари, мы пришли попрощаться! – Торжественно объявила это мутная, и когда только успели, парочка.
- Эээээ, - протянула я, прижимая к себе мантию, - ну, прощайте….
- Нэээээт, - покачал головой брюнет (о, а теперь я узнала их, это же друзья Айнули), - ты так заботилась о нашей Нули! А друзья Нули – наши друзья!
О нет, только не это! Я судорожно вздохнула, прикидывая как бы их тихо выставить из комнаты, однако эта пьяная парочка решительно намеревалась остаться именно здесь. Метко уронив свои покачивающиеся тела на пустующую кровать, они жестами фокусников начали вытаскивать на стол нехитрую закуску и бутылку шампанского.
- Для тебя, - пояснил шатен, - девушки же не пьют крепкие вина?
Я отрицательно покачала головой, с ужасом представляя себе последствия пьянки этих двоих в моей комнате: в течение 7 лет моя репутация была нерушимой, а тут целых двое ребят с факультета искусств в моей комнате поздно вечером!!! Мне оставалось только тихо застонать. Тем временем эта парочка алкоголиков деловито расставила все принесенное на столе и, разлив по бокалам вино и шампанское, обратили внимание, что я по-прежнему стою у стены.
- Садись, все уже готово!
Наверное, со стороны было смешно смотреть, как я осторожно присела на край постели, продолжая цепляться за свою мантию, как за спасательный круг. Подняв дрожащей рукой бокал, я немного отпила шампанское. Увы, опыта в распитии спиртных напитков, да еще и на пустой желудок у меня нет, поэтому стоило бокалу опустеть, я тихо опрокинулась на кровать, практически выпадая из реальности.
Лежа с закрытыми глазами, я с недоумением прислушивалась к происходящему в комнате. Вопреки моим ожиданиям, стоило мне принять горизонтальное положение, ребята немедленно затихли и, судя по звукам, начали обыскивать комнату. Они не переговаривались, но мебель явственно сдвигалась, вещи перекладывались, они даже не постеснялись залезть в мой сундук! Но выпитое шампанское настолько вдарило по неподготовленному организму, что я даже не могла нахмуриться, так были расслаблены все мышцы. Между собой они не переговаривались, тихо делая свое черное дело. Только когда они завершили обыск и снова сели с бокалами (судя по плеску - полными), мои нежданные гости заговорили:
- Она действительно оказалась ни при чем! – привычные обертоны брюнета теперь вызывали тихую злость.
- Айвари могли использовать и без ее ведома, ты же знаешь, эти книжные черви ничего вокруг своего носа не видят, - а это тогда шатен. Черви?! От червяка слышу, мерзавец.
- Ну, ты же знаешь поговорку про тихий омут, - голос чернявого злодея звучал виновато, - мы должны были проверить все варианты.
- Она не актриса, чтобы суметь настолько достоверно сыграть эту роль. Нули исчезла месяц назад, за это время с ней никто не контактировал. В день исчезновения Нули, она была на кладбище, готовилась к экзаменам. С ней разговаривал сторож, Ийрод, он заботится о ней и подтвердил, что все время Айвари была на одном месте и никуда не отлучалась. Что, кстати, подтверждают ее оценки.
- Ты губишь свои таланты, - печально подытожил его друг. Я с ним была солидарна – либо парень исключительно талантлив, либо он вообще шпион. – Но тогда вопрос остается открытым: где книга?
Книга? Какая книга? Несмотря на то, что меня неудержимо клонило в сон, мне вспомнился давний эпизод: Айнули вдохновенно что-то мне рассказывала про книгу, которую недавно видела где-то, в необычном переплете и на незнакомом языке. Возможно ли, что речь велась именно о ней? Голоса моих «гостей» убаюкивали и я быстро провалилась в сон без сновидений.
Утро началось со стука в дверь. Этот звук гулким эхом прошелся у меня в голове, создавая ощущение, что вчера я вынула свой мозг и сдала на опыты некромантам. В дверь, между тем, продолжали колотить.
- Айвари, ты там? – о, узнаю голос Викалии Орегоновны.
С трудом я доползла до двери, где мой вид произвел неизгладимое впечатление на нашу грозную комендантшу. Высказав все, что она думает о «негодяях, споивших ребенка», эта добрейшая женщина принесла мне рассолу и сообщила, что через час откроются ворота для нашей «путевки в жизнь», то есть ворота на площадь, где нас будут ждать наши наниматели. По договору, те, кто обучался за счет государства, обязаны возместить затраты честным трудом, поэтому выпускников, которых заранее не запросили в столице или других городах, выводят на «рыночную площадь», где нас забирают организации, подавшие заявки на выпускников. Недостатка в заявках не было, так как, пусть и без опыта, наши выпускники считались одними из лучших специалистов. Вот честно, знала бы я наперед, чем все это кончится – пошла бы работать на кладбище, к дядюшке Роду… Но, увы, подобным даром я не владела.
А улице было шумно и людно: все факультеты столпились в ожидании перед аркой врат. Я мужественно дотянула свой сундук до свободного места на парапете и упала на крышку. Спасибо Викалии Орегоновне, чувствовала я себя не в пример лучше, чем с утра, а контрастный душ (это когда внезапно кончается горячая вода и тебя окатывает ледяной) окончательно привел меня в чувство. События вчерашнего вечера казались бредом – подобная детективная история не могла случиться со мной на самом деле, наверняка мне все просто померещилось в пьяном бреду. И я буду отстаивать эту версию до посинения! От мрачных мыслей меня отвлек скрип открывающихся врат. Тяжело вздохнув, я вцепилась в ручку сундука и с надрывным всхлипом попыталась сдвинуть его вперед. Увы, это было похоже на сверчка, двигающего камень – никакого результата. В отчаянии я оглянулась вокруг с надеждой на помощь, но остальные студенты торопливой волной устремились в ворота, обтекая меня, как вода - камень. Внезапно за спиной раздался знакомый голос: «Айвари! Что же ты сидишь? Может, помочь?». Даже не оборачиваясь, я уже знала, что это давешняя парочка друзей Айнули. Перед моими глазами промелькнули воспоминания о бутылке с алкоголем (и никто не знает, а не напили ли они туда чего лишнего – очень уж вовремя и быстро я вырубилась) и я, собрав все свои силы на последний рывок, как издыхающая, но боевая лошадь, поволокла свои пожитки, растворяясь в толпе таких же вьючных животных. Выдохнула я только когда под ногами вместо вымощенного камня появилось природное плато, именуемое Торговой площадью.
Вокруг меня громко разговаривали люди, которые пришли сюда, чем громче они обсуждали нюансы найма, тем больше мне хотелось обратно.
- Мистресс? – сзади меня стоял пожилой человек, подслеповато щуря глаза, спрятанные за стеклами очков.- Вы Айвари Лайнон?
Я кивнула и показала эмблему на воротнике пальто: коричневый переплет закрытой книги. Если бы я подписала контракт, то рисунок изображал бы раскрытую книгу с закладкой в цветах Гильдии, с которой подписан договор. Мужчина одобрительно кивнул и продолжил: «Пару месяцев назад в здании библиотеки случился пожар, большинство регистрационных документов уничтожены. Работы будет много, поэтому, хотя контракт был запланирован на 1 год, просим пересмотреть сроки на 2 года, для начала». У меня расширились глаза – 2 года для неопытного выпускника, при восстановлении каталогов торговой библиотеки - это очень хорошее предложение, практически в несколько раз превышающее стандартную норму, тем более при такой серьезной работе. Не найдя слов, я закивала головой, торопясь согласиться, не смея поверить в свое счастье. Наниматель расцвел улыбкой и протянул руку, которую я пожала, чувствуя покалывание в кончиках пальцев, подтверждающее заключение сделки. Как только мы разжали руки, откуда-то возник молодой человек и резво подхватил мой сундук, оставив меня в недоумении – я всем своим весом не могла сдвинуть эту тяжесть!
Как оказалось, мой наниматель, а ныне хозяин, не пришел пешком, а приехал в экипаже, куда нас незамедлительно и посадили, так что остаток пути до его дома и моего нынешнего места работы мы проделали быстро и с комфортом. По дороге я выясняла, что случилось и остались ли какие-нибудь записи, с которых можно было бы начать. Что же, это достойный шанс показать себя, ведь перепись и сортировка книг занятие исключительно необходимое и тяжелое. Попутно выяснилось что, чтобы мне не пришлось долго добираться до работы, мне заранее сняли комнату в доме на соседней улице, куда доставят мои вещи и куда, собственно меня и везут, ибо работу я начинаю завтрашнего дня.


Самая трудная ночь – перед работой, голова полна мыслей, которые не дают уснуть, поэтому я совершенно не выспалась. Мысленно поблагодарив хозяина за снятую недалеко от библиотеки квартиру, я постучалась в ворота, величие которых не портили следы недавнего пожара. Подождав в тишине некоторое время, я решила обойти здание и посмотреть, есть ли запасной вход. Он был, и около него меня ожидал тот самый молодой человек, который сопровождал моего нанимателя вчера.
- Мистресс Айвари, - кивнул он, - вас ждут в кабинете директора.
Кабинет директора был похож на пещеру дракона – по всем углам были разложены коробки с тщательно упакованными фолиантами, на любой поверхности высились стопки книг, грозившие упасть на голову при любом сквозняке. Я аккуратно встала около двери и осторожно кашлянула. Хозяин кабинета поднял голову от разложенных перед ним листов и радушно улыбнулся:
- А, юная помощница! Вы невероятно вовремя, этот ужасный пожар уничтожил несколько редких экземпляров старых изданий, приходится восстанавливать их буквально по страницам, – он печально кивнул на заваленный стол. – К сожалению, у нас нехватка свободных помещений, а так же мебели, поэтому вы будете работать вместе с другими архивариусами в читальном зале, Айлинен проводит.
Следуя за своим проводником, я мысленно хихикала – Айлинен имя более подходящее девушке, чем высокому накаченному мужчине, пусть даже у него красивые глаза. Он привел меня в большой зал с огромными сводчатыми потолками, как и в кабинете, тут высились стеллажи из коробок, а на всех горизонтальных поверхностях лежали ветхие страницы. Меня сразу же приставили к переписи уцелевших изданий и размещению их по местам. Я с удовольствием лазила по коробкам, чувствуя себя ребенком, играющим в какую-то игру: никогда не знаешь, что находится под деревянной крышкой – «история Гранады» или «Маршруты в Море Песков». К вечеру я была покрыта ровным слоем пыли, а половина шкафа была аккуратно рассортирована по полкам и занесена в реестр. Под конвоем Айлинена меня доставили к порогу моего дома, где меня встретила квартирная хозяйка, ванна с горячей водой и ужин. На таких условиях я готова работать всю жизнь!

В тихих хлопотах проходили дни, я по-прежнему ходила на работу в компании Айлинена, про которого только и узнала, что он наемник, которого привез с собой нынешний глава гильдии из одного из своих путешествий. Говорили он крайне редко, ограничиваясь скупыми движениями бровей и хмурым видом. К концу первого месяца я научилась понимать его безмолвный язык не хуже остальных сотрудников. Поэтому и заметила, что, встречая меня вечером у дверей, он выглядит необычно взволнованным. Пока мы шли по улице, его глаза сканировали окружающее пространство с такой скоростью, что я удивлялась, как у него не кружится голова. У дверей дома он не остановился для прощания, как обычно, а мягко подтолкнув меня вперед, прошел в прихожую, закрыв за собой дверь. Ийсанна, квартирная хозяйка, встречать нас не вышла, привыкшая к моим поздним возвращениям. А я в полной прострации молча хлопала глазами на Айлинена, спокойно закрывающего дверь на все замки. В голове составлялись варианты его поведения: а) он влюблен в меня и сегодня решил перейти к активным действиям (смешно и неправдоподобно); б) меня заподозрили в чем-то плохом и сейчас будут пытать (более вероятно, но почему не похитили по дороге?); в) возможно, узнать в чем дело на самом деле мне не суждено, так как словоохотливостью мужчина, как я уже упоминала, не отличается.
Тем временем, удостоверившись, что войти чужому человеку в дом будет проблематично, мой провожатый повернулся ко мне и сузил глаза.
- Я не пойду к себе пока не пойму что здесь происходит, - возмутилась я. Тихий вздох был мне ответом, но сдаваться так легко я не собиралась, - у тебя роман с Ийсанной и ты ночуешь сегодня здесь?
Наемник всем свои видом выразил свое мнение относительно моих умственных способностей и покачал головой. Взял меня за руку и потащил наверх, в мою комнату.
- У тебя роман со мной и я не в курсе?! – возмутилась я.
Айлинен едва не споткнулся и не поворачиваясь хмыкнул, что подразумевало, что моя невинность в безопасности. Ничуть не оскорбившись, я смолкла, пока мы не оказались в моей комнате. Как только он отпустил мою руку, я сложила руки на груди и вопросительно уставилась на незваного гостя. Мужчина смерил меня взглядом и пошел к окну, чтобы закрыть ставни.
- У нас объявлено штормовое предупреждение? – рискнула предположить я.
- Нет. – Коротко и ясно, ничего не скажешь.
Спать в таких условиях положительно невозможно, поэтому я взяла недочитанную книгу, взятую накануне, из библиотеки и погрузилась в чтение. Ближе к полуночи, когда глаза уже начали слипаться, в окно постучали. То, что мой гость радостно открыл ставни, убедило меня, что это мне не послышалось. В комнату спрыгнул знакомый мне шатен, друг Айнули, который нагло обыскивал мою комнату, предварительно споив. С гневным воплем я вскочила на кровати, тыча в него пальцем: Ты!!! Ты!!! Да как ты смеешь?!!
- Привет, Айвари! – широко улыбнулся во все свои зубы этот негодяй. И мне показалось или улыбка у него какая-то чрезмерно зубастая???

Пока я подбирала цензурные слова, этот мерзавец, не прекращая скалиться, поздоровался с Айлиненом и непринужденно сел на стул. Фривольно закинув ногу на ногу и сцепив руки в замок, он поймал мой взгляд и внезапно всю веселость как ветром сдуло. Мне показалось, или в комнате похолодало? Поежившись, я села на кровать, беспомощно поглядывая на наемника.
- Айвари, не буду ходить вокруг да около, - прервал затянувшуюся паузу ночной гость, - прошу, верни книгу.
- К-какую книгу? – наверное, у меня было очень глупое выражение лица, потому что шатен дернул краешком губ.
- Мне известно, что перед тем как исчезнуть, Айлинен спрятала книгу у тебя. Она принадлежит мне и я хотел бы ее забрать.
Я растерянно переводила взгляд с одного мужчины на другого, пытаясь понять, какой из учебников оказался настолько важен этим ненормальным. Ведь все, что я забрала – это моя одежда и книги, которые я сама покупала, в том числе несколько учебников. Ничего лишнего у меня не было, я давно разложила все вещи, оставив сундук пустым. Меня выручил Айлинен.
- Кронд, у нее нет книги, я обыскивал ее вещи, когда она только приехала, о чем тебе уже докладывал. – Обыскивал?! Как? И я ничего не заметила. Нет, что за шпионские игры?
- Лин, я не сомневаюсь в тебе, но она достаточно хитра, чтобы обманом скрыть ее.
- Хватит! – обиженно взвыла я, - если не веришь – смотри сам, хоть меня обыщи, нету у меня ничего чужого!
- А ты сопротивляться будешь? – Аж привстал от удивления названный Крондом, за что и получил подзатыльник от возмущенного наемника.
- Сказано тебе, нет у нее книги!
- Но у кого она тогда может быть?!
Я смотрела на эту перепалку, ощущая себя в театре. Ну не бывает таких злодеев в жизни, вложивших столько усилий, чтобы втереться в доверие туда, где я буду работать, для этого слишком много шагов необходимо просчитать. А я отнюдь не являюсь подходящей фигурой для подобной партии. Однако эта их «книга» меня изрядно заинтриговала.
- А что хоть за книгу вы ищете? – поинтересовалась я, дождавшись перерыва в их ругани.
Мужчины замерли и синхронно обернулись, похожие в эту минуту, как близнецы.
- Айвари, тебе об этом лучше не знать, поверь, – начал Айлинен, но был перебит возмущенным шатеном, - Поваренная книга!
- Какая?! – у меня не было слов. Совсем.
- Поваренная, - смущенно повторил Кронд, - наши взяли ее у повара в качестве реквизита к пьесе, а он так разозлился, что незаметно вернуть никак не получалось. Вот мы и отдали ее Айлинен на хранение. Кто же знал, что на следующий день она пропадет? Вместе с книгой.
- И вы меня опоили, обыскивали и преследовали только из-за поваренной книги? А купить такую же не додумались?! – меня распирало от возмущения подобной глупостью.
Лица мужчин помрачнели:
- Этой книге очень много лет, фолиант передавался в семье повара из поколения в поколение. Каждый дописывал что-то новое, совершенствуя старые рецепты (ага, так вот почему в нашей столовой всегда вкусно и разнообразно кормили – профессиональная гордость). Так что повар вышел на тропу войны, отказался кормить студентов, объявил бойкот, и весь преподавательский состав теперь ищет виноватых.
Я закрыла лицо руками и застонала. Подобный бред просто не укладывался в голове. Зачем группе выпускников, к услугам которых весь ассортимент складов института, надо было красть старинную книгу у повара, чтобы потом спрятать ее у ведущей актрисы, которая и готовить-то никогда не умела? Старинных книг достаточно много в библиотеке, можно было взять оттуда. И как, ради всех святых, они умудрились выкрасть ее из комнат повара?! На спор, что ли? Именно это я и озвучила. И, если судить по отведенным глазам, попала в точку. Вот идиоты!!!
- А прийти и признаться вам не судьба? Тем более что Айнули вернется осенью, чтобы закончить обучение.
- Она не вернется, - покачал головой Айлинен, - ее семья прикрылась срочным отзывом, чтобы не распространять скандальные слухи – Нули попала в гарем.
- Гарем? Но как? Она же не выходила за пределы института в последние дни сессии!
- Значит, кто-то сумел проникнуть в вашу комнату. И тебе несказанно повезло, что тебя там не было, а то гарем пополнился бы на две наложницы. – Пробурчал Кронд. – Ее последний поклонник неосторожно похвастался перед послом Угрины своим знакомством. А посол как раз рассматривал варианты пополнения гарема. Когда Нули нашли, она уже была в положении.
- За неделю? Это как? – Я точно знала, что Айнули была невинна, этого требовали ее родители, как вложение в будущий выгодный брак.
- Посол потребовал провести магическое обследование, которое показало, что изменить уже ничего нельзя, - развел руками Кронд.
Я могла только гадать, каково было бедной девушке, которую, мало того что украли, так еще и лишили всякого будущего и связей с родными. А про насилие мне вообще думать было тошно. Вопреки совести, где-то внутри была радость от того, что я отсутствовала в комнате. И кто бы мог подумать, что такая история разовьётся из простого спора на поваренную книгу!
Тем временем Кронд нервно барабанил пальцами по подоконнику, погрузившись в тягостные думы. Айлинен молча прислонился к косяку двери, не сводя с меня глаз, от чего мне стало несколько неуютно.
- Так может книгу прихватил вор? Может, он на досуге готовить любит? – попыталась я пошутить.
К моему удивлению, Айлинен возмущенно запыхтел, а Кронд, уткнувшись носом в подоконник, тихо захихикал:
- Нет, он ее точно не брал.
Я уставилась на наемника с возросшим подозрением. А не он ли забегал к нам в комнату? Айлинен под моим взглядом поерзал и виновато опустил голову. Чудненько! Наемник для разносторонних работ.
- Она сопротивлялась? – Что-то щелкнуло у меня в голове, наводя на нехорошие мысли.
- Да нет, она спала, - покачал головой мужчина. Кронд заинтересованно поднял голову, наблюдая за моим внезапным допросом.
- А во сколько ты ее забирал? – продолжала спрашивать я.
- Сразу после обеда, когда все были либо в столовой, либо в комнатах.
- Не может быть! – Я вскочила и начала бегать по комнате, - Я ушла как раз перед обедом, и Айнули репетировала! Она была в самой середине, так что просто не могла уснуть настолько быстро.
- Насколько крепко она спала? – Подскочил Кронд, уловивший нестыковку в фактах.
- Очень крепко, она даже не пошевелилась, когда я ее на руки поднимал, - медленно проговорил Лин, качая головой, - так вот что меня насторожило – очень аккуратно она лежала, будто внезапно сон сморил. Картинка, да и только.
- Актриса, - прошипел шатен, вцепляясь пальцами в свои кудри, - она в этом участвовала!
Я не смогла удержать улыбку – обманщик оказался обманут. Но в эту картину абсолютно не вписывалась поваренная книга, пусть даже и со старинными рецептами. Айлинен морщил лоб, явно пытаясь просчитать возможности нахождения книги, Кронд нервно прикусывал свои губы, а я попыталась вспомнить нашу столовую, повара и еду. Вкусную, разнообразную еду, подаваемую без изысков. Что-то во всем этом настораживало, но что?
- Кронд, зачем послу Угрины могла понадобиться поваренная книга? – попыталась решить загадку с конца я.
- Незачем, наши кухни слишком разные, у них во все блюда кладется очень много специй, наши блюда на их вкус пресноваты. Посол неоднократно упоминал об этом.
- Айлинен, когда ты ее забирал, в чем она была? – повернулась я к мужчине.
- Домашнее платье из шелка, синего цвета с завышенной талией и короткими рукавами.
- Значит спрятать книгу на себе она не могла, послу книга была без надобности, вещи Айнули упаковывала Викалия Орегоновна, она бы сразу заметила необычную книгу и сообщила бы еще в начале поисков. Значит, книга пропала до ее похищения.
На меня смотрели с восхищением большим, чем когда я нашла и восстановила Хроники Северного Ветра. Приятно!
Кронд щелкнул пальцами, расплываясь в широчайшей улыбке:
- Тогда книга по-прежнему находится среди реквизита! И, скорее всего, среди тех вещей, которые использовала Айнули в спектакле!
Схватив меня в охапку, великовозрастный мальчишка радостно меня расцеловал, за что огреб подзатыльник от Айлинена, который, возмущенно пыхтя, спрятал меня у себя за спиной. На непонимающие взгляды охранник недовольно пояснил, что его наняли меня охранять от различного вида посягательств, и данный вид попадает под пункт 5 его договора. Раскланявшись, незваные гости ушли, оставив меня смеяться над приключившейся историей.

@темы: Рассказ